Новости бизнеса

#новости | Перечень научных специальностей стал актуальнее — Российская газета

На слух, по форме — всего лишь приказ. А по существу — документ, который напрямую и сразу затрагивает профессиональные интересы всего научно-образовательного сообщества. От студента и лаборанта, метящих в аспирантуру, до убеленных сединами профессоров и академиков во главе университетов, НИИ, конструкторских бюро, инновационных центров и связанных с ними современных производств.

Владимир Михайлович, вопрос прямой и главный: что меняет или уже изменил введенный в действие документ?

Владимир Филиппов: Перечень стал намного короче и актуальнее. В финальном варианте, который утвержден приказом министра науки и высшего образования России, общее число научных специальностей сократилось на 18 процентов: было 430, стало 351. Кроме этого, во многих случаях две смежные специальности сведены в одну — под другим, более общим названием. А количество групп научных специальностей сократилось на треть — с 52 до 34.

Но одновременно с этим введены 21 новая специальность и четыре новые группы специальностей. А именно: компьютерные науки и информатика; биотехнологии; недропользование и горные науки; когнитивные науки.

В итоге, если все вычесть и сложить, из прежнего перечня ушло 100 специальностей?

Владимир Филиппов: Даже больше. Какие-то объединились с другими, расширили угол охвата. А многие ушли, поглощены более общими темами. За этим — два года экспертной работы большого коллектива ученых и специалистов, представляющих РАН, ведущие университеты и НИИ, а также 46 экспертных советов ВАК, в которых работают более 1,5 тысячи ведущих ученых страны. Работа была начата и велась с учетом ранее принятой Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, а в феврале прошлого года была поддержана на совместном заседании президиума Госсовета и Совета по науке и образованию при президенте России.

С какой целью все затевали и что ожидали на выходе?

Владимир Филиппов: Цель была не одна, а сразу несколько. Во-первых, требовалось обновить и актуализировать наименование научных специальностей, что признают необходимым и периодически делают не только в России, но и в других странах. У нас номенклатура не менялась практически 12 лет — были добавлены только две новые специальности: теология и пластическая хирургия. И это при том, что новые направления в науке рождаются стремительно.

Во-вторых, посчитали необходимым укрупнить научные специальности, чтобы тем самым нацелить ученых и соискателей научных степеней на развитие междисциплинарных и мультидисциплинарных исследований. Это сейчас общемировой тренд.

Позвольте уточнить: как можно «нацелить» или «перенацелить» ученого, научный коллектив, просто изменяя формулировки — расширяя, объединяя, перефразируя или даже сокращая одни и заменяя их другими?

Владимир Филиппов: Вводя новые специальности, группируя по-иному ранее принятые, мы создаем предпосылки для концентрации усилий на развитии перспективных направлений. Ведь все больше исследований проводится на междисциплинарном уровне. Именно по этой причине и было решено укрупнить, расширить диапазон специальностей.

А кроме того, названия научных специальностей формулировали с расчетом на более глубокую интеграцию российской науки в международное научное пространство. В частности, были учтены рекомендации и правила, принятые в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

В перечне специальностей появились компьютерные науки и информатика, биотехнологии, когнитивные науки

Для научных связей, международного обмена очень важно, чтобы названия специальностей были близки и понятны ученым разных стран. Если у каждого на свой лад, с национальной спецификой — как все это признавать и оценивать? Словом, есть рекомендации, есть мировые тенденции, к которым надо присматриваться.

То есть цели задавались «сверху» и с того же уровня ставились задачи?

Владимир Филиппов: Не совсем так. Изначально это шло от соискателей ученых степеней. Они чаще всего ставили вопрос об укрупнении специальностей. С чем это связано? Вот пример. У нас одну диссертацию целый год гоняли туда-сюда — то ли это на степень доктора исторических наук, то ли это доктор археологии. А нередко бывало так, что диссертация требовала рассмотрения в двух разных диссертационных советах, потому что тема была выбрана на стыке двух областей, захватывала две, а то и три узкие специальности.

Словом, движение рождалось и пошло снизу. А потом уже эксперты поставили вопрос: давайте внимательно проанализируем всю номенклатуру.

Владимир Филиппов: Более половины (почти 1000 из 1700) диссертационных советов будут переутверждены автоматически. Фото: Александр Корольков

За основу работы по обновлению номенклатуры специальностей взяли предложения, поступившие из 330 организаций: НИИ, университетов, РАН и других государственных академий, из государственных фондов поддержки научной, научно-технической и инновационной деятельности. Изначально все поступившие предложения были изучены и подвергнуты экспертизе в отраслевых отделениях РАН. Это важный момент…

Тут, вопреки расхожим мнениям, никакой конфронтации между РАН и Минобрнауки России не было?

Владимир Филиппов: Абсолютно. В министерство и в ВАК приходило заключение от имени президиума Российской академии наук за подписью, как правило, вице-президента РАН академика Хохлова. По такому же принципу было организовано взаимодействие с Российской академией образования, Академией художеств, Академией строительства и архитектуры.

На втором этапе была создана рабочая группа Минобрнауки России — 66 экспертов. Ее разбили на четыре подгруппы по областям знаний. Вице-президент РАН Алексей Хохлов и ректор Университета ИТМО член-корреспондент РАН Владимир Васильев были во главе подгруппы естественных, физико-математических и технических наук.

Ректор РАНХиГС Владимир Мау и декан факультета политологии МГУ Андрей Шутов возглавили экспертную работу по гуманитарным и социально-экономическим наукам. Академики РАН Елена Голухова и Игорь Решетов — это медицинские и фармацевтические науки. Вице-президент РАН Ирина Донник координировала работу по обновлению специальностей в поле аграрных и агроинженерных наук. Это очень уважаемые, авторитетные ученые и специалисты.

А в какие моменты был особенно нужен их авторитет и научная непредвзятость?

Владимир Филиппов: Когда затрагивались в той или иной степени интересы научных школ. Ведь во главе, как правило, известный человек — академик, член-корреспондент, профессор. И за их подписью приходило немало писем: оставьте мою специальность. А до этого уже много раз обсуждали и соглашались, что специальность надо переименовать, возможно — укрупнить. А в ответ снова: «Нет! Не трогайте мою специальность. Без нее страна рухнет». И вот тогда приходилось, что называется, доставать аргументы: по этой специальности который год нет научных работ, нет защит, а открытые под нее диссертационные советы работают вхолостую…

Понятно, что есть классические специальности: математика, физика, химия. А внутри той же, к примеру, химии есть много конкретных и востребованных направлений, которые сейчас бурно развиваются, рождают новые материалы и технологии. Или, например, акустика. Она может быть связана с космосом, с океаном, с земной корой — везде своя специфика и свои технологии.

А рядом десятки, если не сотни достаточно узких специальностей, которые сформулированы давно и не получили ожидаемого развития. Вот почему в абсолютном большинстве стран научные специальности периодически обновляют. И сейчас мировой тренд не в том, чтобы добавлять новые специальности, а чтобы укрупнять существующие, расширять междисциплинарный сектор исследований.

Логика понятна. Но вот пример в обратном направлении. В справочных материалах для рабочей группы указано, что по специальности «Политическая психология» давно не было защит, а в 2019 году не было и диссертационных советов. Как понимаю, специальность закрыли, но в итоге предложено две новых: «Возрастная психология» и «Клиническая психология»…

Владимир Филиппов: Как я уже сказал, мы ориентируемся на позицию профильных академий наук. В данном случае учтено мнение Российской академии образования — она курирует эти направления исследований. И у них, я подтверждаю, действительно много диссертаций с такой проблематикой. Скажу больше: Юрий Петрович Зинченко, специалист в области психологии, декан психологического факультета МГУ и до недавних пор президент Российской академии образования, эту тематику хорошо знает и отстаивает. А мы в ВАКе обязаны с этим считаться.

Согласитесь, было бы странно: в Академии строительства и архитектуры или в РАО что-то придумали, а мы тут же их поправляем. Определяющим должно быть мнение профильных академий, которые свою проблематику знают лучше других.

Была в прежнем перечне специальность «нейробиология». А защит по ней крайне мало или не было совсем. И теперь вместо одного, когда-то модного названия, вводится другое, еще более модное — «когнитивные науки». Что это принципиально меняет? Не выйдет ли так, что за новым фасадом не окажется нового содержания?

Владимир Филиппов: Давайте разберемся. Новое наименование специальности «когнитивные науки» — это, согласитесь, более широкое понятие. А нейробиология, как ни крути, в основе своей все равно биология. И значит, оценку работ проводили в экспертном совете по биологии. А там и ботаника, и зоология. Иногда пытались направлять в экспертный совет по медицине, ведь есть еще приставка «нейро». А в медицине говорят: это не наше, передайте психологам…

А когда специальность сформулирована шире, таких коллизий возникать не должно. В этом, повторяю, важная суть нововведений. Все они — в помощь аспирантам, соискателям, кто уже пишет диссертацию или только собирается. Чтобы не ломали голову, как подогнать тему и содержание своей работы под какую-то узкую специальность.

Еще вопрос того же рода. Обнаружено 24 специальности, по которым за пять лет не было защищено ни одной докторской диссертации. А кандидатские если и были, то их в полном смысле научными работами не назовешь. Одна из таких специальностей — «атомное реакторостроение, машины, агрегаты и технологии материалов атомной промышленности». Что с этим делать или уже сделано?

Владимир Филиппов: Специальность надо было укрупнить. Это и произошло. На близкую и смежные темы были достойные работы в диссертационном совете в Дубне, в Объединенном институте ядерных исследований. Прежняя формулировка пришла от самих физиков. И они же, физики, сейчас признали, что это уже архаизм. Пришла пора развернуть исследования в другом, более востребованном сегодня направлении.

«Когнитивные науки» — это, согласитесь, более широкое понятие. А нейробиология, как ни крути, в основе своей все равно биология

Подытожим главное на этот момент. Было 450 научных специальностей — теперь 351, в том числе 21 новая, а другие совершено по-новому сформулированы. Как это отразится на работе существующих диссертационных советов? Им опять перестраиваться, заново проходить регистрацию?

Владимир Филиппов: Об этом в минобрнауки тоже подумали. Наряду с утверждением новой номенклатуры специальностей предлагается комплекс мер, чтобы ее введение прошло безболезненно для тех, кого такие изменения напрямую касаются. Более половины (почти 1000 из 1700 ) диссертационных советов будут переутверждены автоматически. Другая часть диссоветов трансформируется постепенно, в период до 1 октября 2022 года. До этой даты планируется обеспечить функционирование всей ныне действующей сети диссертационных советов по прежней номенклатуре научных специальностей.

А для соискателей «на перепутье» тоже будет отсрочка и какие-то послабления?

Владимир Филиппов: Все подготовившие диссертацию по научным специальностям, не вошедшим в новую номенклатуру, смогут представить результаты своих исследований в рамках вновь введенных специальностей. Но речь не идет о послаблениях — требования к качеству работ никто снижать не собирается. Такие защиты станут возможны благодаря паспортам научных специальностей. Они сейчас создаются, и в этих паспортах должны быть сосредоточены все нюансы конкретной специализации, в том числе пересечения со смежными научными направлениями.

Но ведь паспорта специальностей были и раньше?

Владимир Филиппов: Должен признать, что только номинально. Были, условно говоря, «рукописные варианты» в помощь экспертным советам ВАК. И далеко не по всем специальностям. До сих пор ни в одном нормативном документе не сказано, что кто-то должен разработать и утвердить такие паспорта. И только сейчас, одновременно с введением новой номенклатуры, подобное решение принято. Тем самым впервые будет легализовано само понятие «паспорт научной специальности», а экспертные советы ВАК уже приступили к их разработке.

351 научная специальность входит в перечень, утвержденный Министерством науки и высшего образования РФ

Заключая наш разговор, скажу: обновление номенклатуры научных специальностей — естественный результат развития самой науки. А кроме того, насущная потребность для системы аттестации научных и научно-педагогических кадров, которая сложилась в нашей стране и должна совершенствоваться.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»