Иванишвили обещал «отрезать руку» тому, кто посмеет фальсифицировать выборы — Новости-Грузия

Миллиардер и председатель правящей партии «Грузинская мечта» Бидзина Иванишвили, дал интервью телекомпании «Имеди», где рассказал о своем видении ситуации в стране накануне выборов президента.

Иванишвили в 2012 году создал коалицию «Грузинская мечта», которая победила на выборах парламента партию «Единое национальное движение», лидером которой являлся третий президент Грузии Михаил Саакашвили. С тех пор ЕНД является самой крупной оппозиционной партией, однако, за последние шесть лет не сумела побелить ни на местных, ни на парламентских выборах.

В 2012 году Иванишвили стал премьер-министром Грузии, а в 2013 году добровольно ушел в отставку. В мае 2018 года, после многочисленных обвинений в неформальном управлении страной, Иванишвили занял официальный пост председателя правящей партии.

28 ноября в Грузии состоится второй тур президентских выборов. Неприятным сюрпризом для правящей партии стал тот факт, что Саломе Зурабишвили, которая участвует в выборах со статусом «независимый» кандидат, однако поддерживается «Грузинской мечтой», не смогла набрать 50% голосов. Она получила 38% голосов, а ее основной соперник, кандидат от оппозиции Григол Вашадзе – 37%.

В понедельник премьер-министр Грузии заявил, что правительство, с помощью частного благотворительного фонда «Карту», который принадлежит Иванишвили, в декабре задействует программу по ликвидации «черных списков» должников по потребительским кредитам, сумма которых не превышает 2 тысяч лари (около 700 долларов). По данным правительства, будут списаны долги около 600 тысячам граждан Грузии. Влиятельные НПО уже назвали этот шаг попыткой массового подкупа избирателей.

Все эти злободневные вопросы были затронуты в интервью Иванишвили, которое, видимо, стало его последним телеобращением перед вторым туром выборов.

Народ рассержен, мягче сказать – обижен

У меня была причина вернуться [на официальный пост председателя правящей партии «Грузинская мечта»]. Как видно, это больше меня видел народ, это и показал первый тур и выборы, что люди рассержены, скажу мягче – обижены, хотя и оппоненты сделали очень много.

То, что проблемы были, это было видно, когда я описал эти процессы, как они развивались, когда глава правительства оставил должность (Георгий Квирикашвили подал в отставку с поста премьера в мае 2018 года-НГ).

Было видно, что потерялась командность, вертикаль была ослаблена, Отношения между правительством и парламентом были очень слабые, включенность членов команды была очень низкой, и то же самое проходило в регионах.

Команда была такой уверенной в себе, что даже не провела профессионального опроса на выборах

Явно видно, что команда потеряла восприимчивость в отношениях с народом. Появилась трещина между властью и обществом. У этого много причин, я не буду перечислять все. Скажу по поводу одной: команда, которая обладает всеми звеньями и ветвями власти, как правило, становится самонадеянной. Я бы сделал акцент на одном — излишняя самоуверенность была одной из причин того, как развивались отношения с общественностью.

Хорошим проявлением этого стало хотя бы то, насколько мы ожидали этого результата в первом туре. (После завершения голосования в первом туре в «Грузинской мечте» заявили, что согласно их партийному исследованию, Саломе Зурабишвили набрала 54% голосов и победила. Через два часа партия признала необходимость проведения второго тура голосования – НГ)

Я, конечно же, был включен, но опирался на старую команду и старую информацию. До такой степени команда была уверена в своих силах, что даже не провела профессиональное исследование. Они даже исследования не провели профессионально! Реально сделали это за счет партийного ресурса, и такая большая погрешность была позором.

«Иные несчастья идут на пользу», — я люблю это выражение, да и команда получила холодный душ

То, чего ожидали после экзит-поллов, даже меня вывели, это было стыдно, у нас потом был очень жесткий разговор. Не только восприимчивость, но и ожидания у них были абсолютно не соответствующие реальности. Погрешность в 14% — это стыдно, это уже не называется исследованием, согласитесь.

Я хорошо все видел и считаю, что иные несчастья идут на пользу – я очень люблю это выражение. После этого команда получила холодный душ.

И самое приятное из всего – мы увидели, что общество, оказывается, оценивает, как ты себя ведешь, и ведет себя так же. Люди хорошо поняли и дали почувствовать это и команде.

Народ должен видеть, что если правительство не может что-то сделать, то хотя бы сочувствует.

Мы должны получить законопослушное правительство, нанятое народом, которое, в первую очередь, само защищает правила игры и затем требует этого от других. Главное, чтобы пропала эта трещина, которая появилась между обществом и властью. Народ должен увидеть, что он нанимает правительство и оно ему служит, знает все его трудности, и если не может что-то сделать, то хотя бы сочувствует. Вот такое отношение должно быть восстановлено.

Уход с поста премьера и возвращение в политику: я разложил все точно, но кое в чем просчитался

Я горжусь тем, как точно я все разложил за полтора года… Я сказал, сколько останусь в политике, а затем уйду, займусь гражданским обществом и так далее. Хотя, кое-что я не просчитал, и мне пришлось возвращаться назад. Я хочу напомнить обществу, что это время мы не тратили понапрасну – ни я, ни команда. За эти 5-6 лет, в которых я частично принимал участие, произошла принципиальная вещь: пять лет потребовалось для того, чтобы международное сообщество ознакомилось с нашим подчерком.

В бедной стране трудно править демократическими методами

Я много раз говорил, что трудно управлять демократическими методами. Это особенно нелегко в такой бедной стране, как Грузия. Однако по поводу этих методов ни у кого не должно возникнуть соблазна, что это изменится. Тяжело максимально соблюдать права человека, и в то же время, чтобы это не согласовывалось с одним из основных прав на достойное рабочее место и семью с достойным доходом. В таком случае, власти остается только одно: государство должно быть очень сильным.

Однако сильное правительство должно опираться не на насилие и страх, что делало прежнее правительство, а на доверие людей.

Если мы хотим сильное государство, должна быть сильная поддержка от общества. Это и есть демократическое государство. Мы хотим такое построить, и за это борюсь лично я, чтобы ни малейшего подозрительного ресурса у властей не было. Власть, обладающая максимальным доверием, укрепит госдуарство. Сильное государство нужно тем вызовам, которые у нас есть, и в таком случае мы можем идти вперед и развиваться.

Смена кадров в правительственной команде — только профессионализм

Странно, когда считают, что в команде должен быть тот, кто хорошо служит интересам команды. Интересом команды должно быть служение народу. И я также хорошо знаю, как внедрить этот метод, чтобы был оценен их профессионализм, их порядочность, служба народу была оценена верно, и их повышение, и распределение по правильным местам.

Не будет повышения людей по признаку верности и занятия мест подолгу. Только профессионализм будет определять смену кадров в команде. Эту систему я внедрю и покажу народу. Я сделаю эту мобилизацию, чтобы они встали на службу народа.

Списывание долгов по «черным спискам» — если пробуешь, может и получиться

Я обещал обществу, что до конца года мы поможем, и пусть не считают, что это из-за выборов. Это хороший пример того, что если ты пробуешь, то может и получиться.

Процесс списывания долгов по «черным спискам» продлится до тех пор, пока общество не сможет жить достойно.

О демократии и Саломе Зурабишвили

В течение одного года я покажу вам — не только Грузии, но и Европе, какую демократию можно построить в Грузии. У меня есть претензия, за один год убедить общество, что это будет народное правительство. Партия создается для того, чтобы заботиться о народе. Будьте добры и выполняйте обещания.

Саломе Зурабишвили — женщина, она из Европы, это то, что мы хотим. Те, кто знает характер Саломе … Госпожи Саломе — я по-другому к ней не могу обращаться, чтобы вы знали, я веду себя с ней очень скромно и почтительно. Если у кого-то есть ощущение, что мы сделали вид, что выбрали независимого кандидата, то это не так – она абсолютно независимый кандидат, у нее свои взгляды, своя практика, опыт, очень хороший вкус.

Посмотрите, какой у нас кандидат. Посмотрите мое отношение, и отношение команды: мы хотим, чтобы страна развивалась. Кандидат был подобран исходя из этого. И это, на мой взгляд, идеальный кандидат, Саломе Зурабишвили.

Кандидат в президенты в парламентской республике должен быть таким, в первую очередь, он должен быть авторитетным, должен объединять, должен быть надпартийным, если нужна какая-то функция, то мы это максимально учтем, и госпожа Саломе полностью соответствует всему этому.

«Национальное движение» и «Рустави-2»

Оппозиция является большой проблемой. Наших основных конкурентов нельзя назвать оппозицией и партией. Я не буду на этом долго останавливаться. Проблема, когда выборы проходят между белым и черным. Нашему обществу сегодня вновь приходится делать такой выбор. Конечно же, это не желательно. Это не хорошо, что «Грузинская мечта» как бы паразитирует за счет того, что вновь противостоит «Национальному движению». Это очень плохо. У общества должен быть выбор между хорошим и лучшим, и мы должны суметь, чтобы так произошло. Я не могу вмешиваться в это искуственно.

Проблема есть и во всем политическом истеблишменте. Мы и тут бедны — как бедна наша экономика, таким же бедным явлется и политический истеблишмент страны.

Надеюсь, что конструктивная оппозиция появится в этой стране. Надеюсь, предстоящей победой мы окончательно откажемся от этой деструктивной силы, и у них, мне кажется, тоже не осталось ресурса, посмотрим.

И все же, я знаю, как все уладить с общественностью, знаю и то, как назвать ложь ложью. Я говорил об этом в своем предыдущем интервью, но это восприняли как угрозу. Боже упаси, пусть журналисты говорят, что хотят, пусть «Рустави-2» делает, что хочет, но мы покажем обществу, где правда, а где ложь.

Что случится, если предположить, что на выборах победит Григол Вашадзе?

… Сегодня уже могу сказать, что этого не произойдет, это исключено. Не сможет произойти, и не произойдет. Если вы хотите представить, то и тут ситуация не выглядит слишком драматичной, хотя, коненчо, же, хорошего ничего не будет.

Я не избегаю вопроса, хотя, в штабе мне сказали: «Не смей, не говори на эту тему». Но я не буду избегать вопроса. Представим себе, гипотетически, что такое может произойти [победа Григола Вашадзе на выборах], нарисуем модель, что будет.

Ускорится создание-усиление «Грузинской мечты» как партии, это то, что я собираюсь.

Правительство сумеет, чтобы эта сила, которая может прийти и выпустить этих людей на улицу, встать у нас под окнами… У нас есть ресурс, чтобы держать это в конструктивных рамках, не выпускать их за рамки закона, и пусть ни у кого не будет иллюзии, что они что-то смогут и перевернут.

Конечно же, для экономики ежедневные попытки, которые они будут предпринимать, чтобы создать беспорядки, и то, что это непрогнозируемо, будет плохо. Возникнут вопросы по поводу стабильности. Конечно же, они этого добьются и, конечно же, это очень навредит экономике. Я знаю бизнес, я пришел из бизнеса, знаю настроение бизнесменов, и вы знаете. Для этого не нужно быть в бизнесе. Там, где есть опасность того, что завтра может случиться революция, и ситуация изменится, и перевернется, там не будет людей, которые захотят вложить деньги… Это отразится на развитии страны. Драматизировать не хочу, но мы должны хорошо это увидеть.

Победа оппозиционного кандидата запутает наших союзников

[В случае победы Григола Вашадзе] самым тяжелым для меня будет зарубежный имидж.

Когда весь мир уже назвал «Национальное движение» своим именем — а на это понадобились годы, все узнали, кто они такие, как мы узнали в первый же год.

Раньше настроение за границей были абсолютно другим. Сегодня и Европа, и Америка признали, кто они такие, познакомились с ним так, как знаем их мы. И что произошло в 2012 году, как мы пришли, и на этом фоне общество укрепилось, я пришел с надеждой на это, и получил поддержку общества, обладал определенным доверием.

Сейчас, если представить, что они [«Национальное движение»] сюда вернулись, то снаружи будет оформлено, что опять грузинский народ сделал выбор. Тогда мы совсем запутаем наших союзников и наших партнеров, в Европе и в Америке – что случилось, и как это случилось. Это будет плохо.

Возможен ли революционный сценарий развития событий в случае победы Саломе Зурабишвили?

Попытка будет. Но заверяю население: у них нет ресурса…

Главная сила – это народ. Народ обижен, но не рассержен. Дело не обстоит так, чтобы народ терпеть не мог «Грузинскую мечту», нет такого отношения, что для народа «Мечта» невыносима. Народ проявил очень здравую реакцию и показал власти характер.

И про эти выборы можно сказать, что «некоторые несчастья приносят пользу», и опять проявило себя молодцом наше общество.

То предупреждение, которое «Грузинской мечте» дало общество, показало даже самым скептически настроенным европейцам, что в Грузии выборы не фальсифицируют. И это большой позитив.

С тех пор, как мы пришли к власти, не было даже попыток фальсификации. Лично я уже сказал, что отрежу руку тому, кто посмеет бросить в урну фальшивый бюллетень.

Сегодня ни у кого не появляется вопроса, что если «Грузинская мечта» выиграет выборы даже на 1%, то это будет честная победа.

Источник

Комментарии в Facebook