Проиграла ли Грузия дело против России в Международном суде ООН – мнения сторон — Новости-Грузия

Министр юстиции Грузии Тея Цулукиани заявляет, что правительство третьего президента Грузии Михаила Саакашвили проиграло дело против России в Международном суде ООН (ICJ).

Между тем, представители оппозиции и кандидат в президенты от оппозиционного объединения Григол Вашадзе, напротив, обвиняют Цулукиани в том, что именно из-за ее бездействия дело в суде не рассматривается.

Что же все-таки произошло с иском, представленным правительством Грузии в Международный суд ООН в Гааге (ICJ) в августе 2008 года, в котором грузинская сторона обвиняет РФ в этнических чистках грузинского населения на территории Цхинвальского региона?

Аргументы и доводы сторон

Выступая в эфире телекомпании «Имеди», Тея Цулукиани обвинила в некомпетентности составителей иска из партии «Единое национальное движение». По ее словам, тогда для судебного производства министерство юстиции потратило огромные суммы и по этому поводу у нее есть вопросы к нынешней оппозиции — представителям бывшей правящей партии.

«В Гааге два суда. Про один из них много говорят, что мы не вернули туда дело — это Международный суд ООН, где само правительство «Нацдвижения» 12 августа 2008 года внесло иск против России и 1 апреля 2011 года проиграло иск. Это решение окончательное, и даже тогда не подлежало обжалованию», — сказала Цулукиани.

Она отметила, что в Международном суде ООН, в отличие от другого суда в Гааге – Международного Уголовного суда, судятся государства. Цулукиани заявляет, что отклонение иска грузинской стороны стало «вызывающем сожаление проигрышем Грузии».

«Наше правительство от имени Грузии внесло иск, что с 90-х годов Россия проводит на нашей оккупированной территории такие действия, которые могут быть квалифицированы, как нарушение положений конвенции «Об искоренении всех форм дискриминации». Я, вы, и все знают, что Россия делает это. Однако, этот иск был составлен так некомпетентно и поспешно (как и все, что делает «Национальное движение»), что практически, Россия это дело выиграла, к сожалению, у Грузии. И это окончательное решение», — сказала Цулукиани.

Она подчеркнула также, что в апреле 2011 года, когда Грузия получила отказ от рассмотрения дела, она не была членом правительства («Грузинская мечта» пришла к власти в октябре 2012 года-НГ).

«Когда я приду в парламент, я буду спрашивать у оппозиции, как это произошло. Тогдашнее министерство юстиции для производства этого дела потратило астрономическую сумму, я могу предоставить счета, и мне понадобятся ответы на вопросы, как это произошло. Почему они сделали так, что дело приходиться возвращать в суд», — сказала Тея Цулукиани.

Также министр юстиции сообщила, что разработала новую стратегию – сейчас она ждет заключения Европейского суда по правам человека по августовской войне, чтобы использовать его как новое обстоятельство, и вернуть дело в Международный суд ООН в Гааге.

«Как должно быть «возвращено» это дело? Мы выбрали такую стратегию – в Страсбургском суде по иску по августовской войне, я очень надеюсь, будет принято решение в пользу Грузии. Однако, я хочу, чтобы все понимали, что мы боремся с Россией, это не простая борьба, там большие связи, они также могут использовать и незаконные ресурсы, и могут бороться с нарушением всех правил.

Когда мы получим окончательное решение из Страсбурга по делу об августовской войне, потом у нас есть несколько сценариев на рассмотрение, чтобы как-то развернуть этот позорный проигрыш в 2011 году и использовать решение Страсбурга как новое обстоятельство. Так как механизм возвращения в суд того решения, с которым правительство «националов» вернулось из Гааги, состоит только в том, чтобы использовать новые обстоятельства, мы должны хотя бы попробовать развернуть это дело», — сказала Цулукиани.

С мнением Цулукиани не согласны юристы и специалисты международного права.

Тамар Томашвили, которая на протяжении лет работала в министерстве юстиции Грузии и участвовала в производстве исков в международных судах, заявила, что высказывания Цулукиани не соответствуют действительности, так как Международный суд ООН даже не рассматривал иск Грузии по существу, то есть «проиграть дело» Грузия не могла в принципе.

«Была высказана точка зрения о том, что Грузия проиграла в Международном суде ООН дело, которое касалось факта этнической чистки. Решение суда от 2011 года касалось вопроса принятия судом дела и, согласно этому решению, суд не принял дело к существенному рассмотрению.

Как юрист, считаю, что важна правильная интерпретация фактов. Суд тогда постановил:

— Между Россией и Грузией существует спор об этнических чистках в связи с войной 2008 года.

— Также суд установил, что грузинская сторона не до конца использовала все возможности этапа переговоров, до того, как обратилась в суд, что означает, что Грузия должна потребовать у РФ путем двусторонних переговоров (а не только на уровне официальных заявлений) признать этнические чистки.

Соответственно, в результате этого решения, грузинская сторона должна была сделать следующее:

  1. Предложить РФ переговоры в формате двусторонних встреч.
  2. Затем действовать исходя из ответа РФ: если бы Россия отказалась бы от переговоров, тогда представить этот ответ суду, и потребовать существенного расмотрения дела. Или же, если бы Россия согласилась бы на такой формат, провести такие переговоры (конечно же, ни у кого нет иллюзии, что Россия на этапе переговоров признала бы этническую чистку), однако эту процедуру грузинская сторона должна была пройти, и затем предоставить эту информацию суду, после чего потребовать существенное рассмотрение дела.

Согласитесь, что Грузия всегда должна пробовать исчерпать и использовать все правовые процедуры, чтобы укрепить свои позиции, — отмечает Томашвили.

Что произошло:

  • В первой половине 2012 года правительство Грузии направило российской стороне несколько дипломатических нот по предложению провести переговоры, для прохождения Грузией этой формальной процедуры. Этот процесс власти должны были провести до конца;
  • Вместе с тем, очень важно, чтобы процедурные вопросы не были приостановлены – для того, чтобы у России не было повода обвинить Грузию в недобросовестных действиях и затягивании процесса.
Аргументы Теи Цулукиани также вызвали многочисленные комментарии со стороны оппозиции, которая обвинила ее во лжи.

«Икс, поданый предыдущим правительством в 2008 году в суд Гааги, не был слабым. Тогда Гаагский суд принял решение о том, что стороны не исчерпали все возможности дипломатических переговоров и призвал стороны продолжить переговоры. У нас были и остаются открытыми все дороги, чтобы продолжить защиту интересов Грузии в Гаагском суде», — заявил Григол Вашадзе — кандидат в президенты от оппозиционного объединения, член партии «Национальное движение» и бывший министр иностранных дел в правительстве Саакашвили.

Депутат парламента Грузии от партии «Единое национальное движение» Саломе Самадашвили, которая была послом Грузии в ЕС в правительстве Саакашвили, назвала позицию Цулукиани «целенаправленным вредительством».

«В случае Цулукиани – это целенаправленное вредительство, так как она компетентна в этом вопросе. Украина также внесла иск против России и по точно такой же причине украинской стороне в 2017 году было отказано в существенном рассмотрении дела в Международном суде ООН. Там суд также предложил провести переговоры, и в рамках конвенции исчерпать все возможности ведения диалога.

Однако, Тея Цулукиани за последние шесть лет не отправила в Россию ни одного клочка бумаги. Только из-за провала этого процесса Цулукиани должна покинуть свой пост», — сказала Самадашвили, выступая в ток-шоу «Арчевани» телекомпании «Рустави-2».

Депутат отмечает, что иск Украины состоял из двух частей: в первой власти Украины обвиняли правительство РФ в «финансировании терроризма», и в этой части суд принял дело к рассмотрению. Вторая часть иска содержала обвинение в осуществлении этнической чистки в Крыму. Эта часть иска Украины не была принята по тем же мотивам, что и иск грузинского правительства.

«Госпожа Цулукиани обязана была за эти шесть лет сделать все, чтобы суд принял дело к существенному рассмотрению. Мы часто слышим о том, что одно из достижений «Грузинской мечты» — это диалог с Россией. Действительно, успех в диалоге с Россией идет по тому направлению, что входит в интересы России. Однако, реально сегодняшняя власть не проводила диалог и переговоры с Россией по тому делу, которое является для нас жизненно важным: чтобы в Международном суде ООН начался процесс по вопросу этнической чистки», — заявила Самадашвили.

По ее словам, в правительстве Бидзины Иванишвили Цулукиани является самым провальным министром, однако, ни разу не встал вопрос ее отставки.

«Цулукиани выполняет задание Иванишвили, чтобы использовать юридические рычаги и судебную систему как внутри страны, так и за ее пределами, для преследования политических оппонентов и сведения с ними счетов. Поэтому они ее не меняют», — считает Самадашвили.

По ее мнению, по-другому нельзя объяснить то, что «министр, который провалил судебную реформу, о чем говорится в последнем докладе Европарламента, который имеет отношение к кризису, возникшему вокруг расследования убийства подростков и протестам Зазы Саралидзе, остается на своем посту».

«Обманщицей» назвал Цулукиани и депутат парламента Серги Капанадзе, который в правительстве Саакашвили занимал должность заместителя министра иностранных дел.

«В 2011 году Грузия не проигрывала дело против России в Международном суде, как это утверждает Цулукиани, тем более, не из-за того, что иск был составлен некомпетентно, а потому, что суд не принял дело для существенного рассмотрения!!!», — написал Капанадзе на своей странцие в фейсбуке.

Депутат также подчеркнул, что Международный суд счел, что в рамках конвенции по искоренению расовой дискриминации Грузия сначала должна провести диалог с Россией по вопросу возвращения беженцев.

«После завершения суда и «возвращения» дела в 2011-2012 годах, мы несколько раз направляли ноту в Россию для начала такого диалога. Мы получили и ответные ноты. Мы были в очень выгодном положении. Или Россия должна была начать процесс возвращения беженцев, или у нас была бы полная возможная вернуть дело в суд.

Однако, после этого к власти пришла «Грузинская мечта». С 2013 года ни одна нота не была направлена в Москву, на эту тему была прекращена коммуникации, и попытки диалога. Поэтому если даже завтра мы захотим вернуть дело в суд, после всего этого вредительства, есть большой шанс, что суд не примет дело, так как нам будет трудно подтвердить, что мы in good faith (в честной борьбе) пытались использовать инструменты конвенции. Когда ты пять лет молчишь, трудно потом утверждать, что ты действительно хотел диалога с Россией», — отмечает Капанадзе.

Депутат также критично относится к предложению Цулукиани дождаться решения Европейского суда по правам человека, чтобы были установлены новые обстоятельства и таким образом вернуть дело в Международный суд ООН.

«Какое отношение Страсбургский суд (ECHR) имеет к Международному суду ООН (ICJ)?

Почему вы прекратили диалог с Россией в рамках конвенции?

На эти вопросы Цулукиани придется отвечать. Невозможно скрыть правду, и она не сможет никого обмануть – этот самый безответственный и позорный министр», — подводит итог Серги Капанадзе.

И, наконец, свое мнение о происходящем выразила и бывший министр обороны в коалиционном правительстве «Грузинской мечты» Тинатин Хидашели.

В своем посте на фейсбуке Хидашели напомнила, что у Грузии несколько дел в международных судах.

«Еще раз о Гааге или о том, что от этих споров «у кого нос длиннее», страдает страна.

  1. В Гааге два международных суда. То есть то, что в Грузии активно и часто намеренно путают, это два разных суда. Первый — International Court of Justice (Международный суд ООН, ICJ), второй —International Criminal Court (Международный Уголовный суд, ICC).
  2. Дело по августовской войне пока не дошло до Международного Уголовного суда, пока оно находится у прокурора на стадии расследования. И до этого никогда не было в ICC.
  3. В 2011 году Международный суд ООН не принял наше дело на рассмотрение. Таким было решение.
  4. Грузия не проиграла дело в Международном суде ООН по поводу этнических чисток. Никто не установил, что этнических чисток не было.
  5. Дело не было принято в производство в ICJ не по существенной, а по технической причине, так как суд счел, что местные механизмы еще не исчерпаны.
  6. Никакого решения Страсбурга для этого [возвращения дела в суд] не нужно, и аргумент, что мы ждем его [решения Европейского суда по правам человека] притянут за уши.
  7. Страсбургский суд – это другой суд и является инструментом Совета Европы.
  8. То, что от нас требовалось после 2011 года, это было подтверждение того, что мы исчерпали местные механизмы, после чего дело должно было быть возврашено в суд.
  9. Для информации все-таки скажу, что в Люксембурге также есть суд, и если кто-то его упомянет, то я расскажу и о нем», — пишет Хидашели.

Источник

Комментарии в Facebook