Скандальная аудиозапись Субелиани: у оппозиции есть вопросы к властям — Новости-Грузия

Представители оппозиции считают, что отбывающий в настоящее время в Глданской тюрьме предварительное заключение бывший прокурор Мирза Субелиани находится на привилегированном положении у руководства пенитенциарной системы.

Скандал вокруг распространения записи разговора Субелиани из тюрьмы не стихает уже третий день.

Телекомпания «Рустави-2» 14 октября распространила аудиозапись разговора Субелиани с двумя посетителями в тюрьме, в которой обвиненный в сокрытии информации по делу об убийстве подростков в Тбилиси бывший прокурор рассказывает о своем участии в «улаживании» громких дел, пытках, похищениях и избиении свидетелей. Он также заявляет, что у него есть большое количество компромата на власти и просит своего собеседника напомнить министру внутренних дел Георгию Гахария о своих заслугах перед правительством.

В беседе с Субелиани участвует депутат парламента от правящей партии Виктор Джапаридзе и бывший коллега по прокуратуре, а в настоящее время сотрудник министерства здравоохранения Давид Цухишвили.

После того, как полуторачасовую запись беседы распространила «Рустави-2», прокуратура обнародовала свою версию аудиозаписи, на этот раз семиминутную, на которой Субелиани также говорит с Джапаридзе, однако заявляет, что хотя компромата у него нет, он будет делать заявления, которые создадут у общественности такое впечатление. Субелиани отмечает, что обижен на власти за то, что «им пожертвовали» и посадили в тюрьму. По данным прокуратуры, представленная запись была сделана 6 июля 2018 года, то есть как минимум на два месяца раньше, чем запись, которую показала телекомпания «Рустави-2». В самой оппозиционной телекомпании запись прокуратуры назвали «инсценировкой», записанной в попытке замять скандал, вызванный обнародованием откровений Субелиани.

Юрист Леван Самушия, представитель партии «Свободные демократы» заявляет, что считает странным тот факт, что депутат Джапаридзе посетил тюрьму 14 октября, при том, что прокуратура, согласно сообщению ведомства, уже 12 октября начала расследование по делу о записях. Самушия указывает на то, что Джапаридзе является главным свидетелем по делу и следствие не должно было допускать его встречу с другим главным свидетелем по делу. «Все это является явным процессуальным нарушением», — отмечает Самушия.

Он уверен, что Субелиани находится на особом положении, исходя из того, что, как выясняется из комментариев самого Джапаридзе, может осуществлять телефонные звонки, хотя в условиях предварительного заключения это запрещено.

«Виктор Джапаридзе заявил, что Субелиани звонил ему лично и просил, чтобы он пришел. Обратите на это внимание. Или депутат обманывает, и следствие может это уточнить, проверив звонки, или же, если это правда, кто дал Субелиани право звонить и почему он на особом положении?», — обратился Самушия с вопросом к представителю парламентского большинства Анри Оханашвили во время передачи «Арчевани» на телекомпании «Рустави-2».

Также у Самушия вызывает вопрос и тот факт, что в тюрьме на встрече с Субелиани находился и Давид Цухишвили, который не является депутатом и не имеет разрешения на подобные посещения.

В свою очередь, депутат от «Грузинской мечты» Анри Оханашвили считает, что факты возможных нарушений режима в отношении Субелиани действительно должны быть расследованы, так как ни один заключенный, по его словам, не должен пользоваться привилегиями.

Георгий Мшвениерадзе, глава неправительственной организации «Демократическая инициатива Грузии» прокомментировал тот факт, что председатель парламента Ираклий Кобахидзе пять раз подписывал специальное разрешение для посещения Виктором Джапаридзе Субелиани в тюрьме.

«Это проблема нашей страны, когда председатель парламента включается в преступную схему для спасения рядового депутата или бывшего главы Генинспекции прокуратуры», — отмечает Мшвениерадзе.

Член «Движения строительства» Ани Миротадзе, бывший депутат парламента от коалиции «Грузинская мечта», указывает на то, что в обычном режиме провести процедуру получения разрешения на посещение тюрьмы чисто техническим невозможно за один день.

«Процедурно невозможно, например, написать утром заявление и вечером уже впустить кого-то в пенитенциарное учреждение, так как у этого есть свои сроки», — сказала Миротадзе. Так она прокомментировала попавшее в СМИ разрешение председателя парламента Ираклия Кобахидзе на посещение тюрьмы для Джапаридзе, оформленное 14 октября, при том, что это было воскресенье.

«Вы стали заложниками Мирзы Субелиани, которого пытались прикрыть», — сказала Миротадзе, обращаясь к депутату от правящей партии и отметила, что большая часть общества не поверила доводам прокуратуры.

Это заявление вызвало протест Анри Оханашвили. По его словам, никто не прикрывал Субелиани, и он просто обиженный человек, который предъявляет властям какие-то непонятные обвинения.

«Один человек, который, оказывается, обижен на правительство и который предъявляет какие-то условия властям. Фактически, имеет место шантаж, речь идет о создании каких-то условий. На это был дан ответ тем, что этот человек привлечен к уголовной ответственности. Никто не боится его угроз и шантажа. Если он совершил преступление, то должен понести наказание», — сказал Оханашвили.

Что касается записей, опубликованных прокуратурой и замечаний оппозиции о том, что они оставляют впечатление инсценировки, Оханашвили считает, что это является проявлением атаки на главные достижения «Грузинской мечты» в сфере защиты прав человека.

По словам депутата от правящей партии, у него лично вызывает подозрения не только та запись, которая появилась в конце, но и первая запись, где Субелиани говорит о том, что его защищает вооруженная группа из 50 человек.

«Разве у вас есть ощущение, что в Грузии действуют какие-то бандформирования, которые держат кого-то в страхе?», — спросил Оханашвили оппонентов. В то же время он отметил, что важно дать правовой ответ по поводу того, что «кто-то посмел сделать в тюрьме тайную запись».

С этими доводами не согласился депутат Давид Чичинадзе, который недавно покинул ряды «Грузинской мечты».

«Может быть, мы все участники одного большого спектакля? Может быть, мы даже не депутаты, а миф?», — заявил Давид Чичинадзе. По его словам, своим заявлением прокуратура усилила подозрения общественности и уменьшила доверие к правоохранительным органам.

«Получается, что кто-то заранее готовит против правительства какую-то ложь, потом это тиражируют, а потом сами говорят, что все это было подстроено. При этом эти люди остаются безнаказанными», — отмечает Чичинадзе.

Депутат уверен, что Субелиани сел в тюрьму на основании договоренности с министром внутренних дел Георгием Гахария.

«Скорее всего, это было частью сделки с Субелиани. Один человек попросил другого человека, как коллега коллегу, немного посидеть, пока эта ситуация прояснится. Видимо, на это были серьезные политические причины, однако политика не делается за счет того, чтобы кого-то отправить в тюрьму. Если ты берешь на себя участие в этом преступлении, никогда не будешь чистым», — заявляет Чичинадзе.

По словам депутата, в сложившейся ситуации единственным выходом он видит досрочные парламентские выборы.

«Я считаю, что после президентских выборов кризис еще больше усилится и в этих условиях смена президента ничего не изменит», — сказал Чичинадзе.

Депутат от оппозиционной партии «Европейская Грузии» Элене Хоштария считает, что власти не собираются расследовать дело об убийстве подростков на улице Хорава, так как не приняли во внимание ни один пункт из заключения, предложенного следственной парламентской комиссией.

Она также напомнила, что сразу после трагедии в декабре 2017 года общественность требовала допросить Субелиани, однако, в течение почти девяти месяцев этого так и не произошло. В итоге задержание Субелиани произошло по незначительной, по ее словам, причине, что и вызвало раздражение бывшего прокурора.

«Еще до аудиозаписи, мы в парламентской следственной комиссии, написали заключение, что следует расследовать эту ложь, сказанную Мирзой Субелиани, вообще его роль в этом расследовании, установить, когда он встретился с прокурором Тбилиси Шекулашвили, о чем он ему говорил. Сейчас они говорят, что Мирза Субелиани плохо себя ведет, но где они были раньше, почему не расследовали ни один пункт из заключения комиссии? Сейчас, когда они оказались в трудной ситуации, то стали что-то говорить об аутентичности записей. Правительство уже запуталось в собственной лжи, и то, что мы сейчас видим – это слабые, обреченные действия», — заявила Хоштария.

Георгий Вашадзе, лидер партии «Новая Грузия», в свою очередь, считает, что скандал с записями подтверждает, что в стране уже не функционируют государственные институты.

«Мы в очень тяжелом положении, когда, фактически, институции в правоохранительных органах не существуют. Инсценировки в предвыборный период – это уже шаги, которые «Грузинская мечта» делает в агонии. В Грузии слово «расследование» потеряло всякий смысл. Требовать расследования бессмысленно», — считает Вашадзе.

Источник

Комментарии в Facebook