После его смерти индивидуальный террор стал методом решения проблем