Счетная палата РФ (СП РФ) выявила массовые нарушения в сфере госзакупок. Как говорится в отчете "Мониторинг развития системы государственных и корпоративных закупок в РФ за 2018 год", данные которого приводит ТАСС, в 2018 году вне публичной плоскости были проведены корпоративные закупки на сумму 7,5 трлн рублей, что является сдерживающим фактором для ускоренного роста экономики.

"По результатам контрольных мероприятий выявлено 2,261 тыс. нарушений законодательства в сфере закупок на общую сумму 293,7 млрд руб., что превышает аналогичные показатели за 2017 год на 3,8% и в 2,8 раза соответственно", — говорится в отчете ведомства. Среди самых распространенных нарушений — некорректная оценка начальной максимальной цены контракта. Так как существующий порядок применения методов обоснования цен носит рекомендательный характер и влечет риски их завышения, в СП настаивают на необходимости нормативного акта, регулирующего ценообразование.

По данным контрольного ведомства, в 2018 году в Единой информационной системе в сфере закупок (ЕИС) было размещено извещений на общую сумму 16,5 трлн рублей. При этом объем заключенных договоров, по которым размещена информация в ЕИС, составил 16,7 трлн рублей. По данным отчетности корпоративных заказчиков, содержащей сведения о договорах, по которым информация в ЕИС не размещается, объем заключенных договоров в 2018 году вырос на 5% и составил 24,2 трлн рублей.

"Разница между размещенными договорами в ЕИС и заключенными договорами составляет 7,5 трлн рублей… или более 7% ВВП за 2018 год", — говорится в материалах контрольного ведомства. В 2017 году, по данным ведомства, эта разница составляла 3,4 трлн рублей. Поскольку по этим договорам информация в ЕИС отсутствует, а сами закупки выведены из публичной сферы.

Среди причин роста числа непубличных корпоративных закупок аудиторы называют распоряжение правительства, изданное в августе прошлого года и расширяющее перечень закупок в сфере использования атомной энергии, сведения о которых не составляют государственную тайну, но не подлежат размещению в ЕИС, а также поправки, принятые в конце 2017 года, позволяющие заказчикам не публиковать информацию о закупках финансовых услуг, а также услуг по использованию муниципального имущества.

"В результате, принятые в конце 2017 года поправки на практике еще больше ограничили доступ к корпоративным закупкам. Это приводит к ограничению конкуренции, несет в себе риски осуществления неэффективных закупок с ценой договоров выше рыночных, а также снижает эффективность осуществления корпоративных закупок Ограничение доступа к корпоративным закупкам является сдерживающим фактором для ускоренного роста национальной экономики", — заключает СП.

Как пишут "Ведомости", 4,2% средств, потраченных государством на закупки в 2018 г. (около 7 трлн руб.), досталось единственному поставщику. Более трети (36%) таких закупок были проведены по решению президента и правительства. За пять лет количество оснований для заключения контракта с единственным поставщиком удвоилось: в 2014 году их было 28, в 2018-м — 56. Госкомпании отдали единственному поставщику 36,1% заказа, информация о котором была раскрыта (16,5 трлн руб.).

В конце 2017 года в законодательство были внесены поправки, согласно которым госкомпании обязаны установить исчерпывающий перечень случаев, когда допускается закупка у единственного поставщика. Но одни этого не сделали, другие увеличили число таких оснований, причем отдельные компании — в несколько раз, говорится в докладе: например, "Роснефть" — с 13 до 48, "Аэрофлот" — с 20 до 40. Это позволяет госкомпаниям избегать конкурентных процедур закупок и создает коррупционные риски. в госзаказе среднее число участников торгов не превышает трех фирм, а в закупках госкомпаний — 1,56, что даже меньше, чем в 2017 году. (1,7).

Как заявил замруководителя Федеральной антимонопольной службы Михаил Евраев, на закупки госкомпании тратят 23-25 трлн руб. в год при почти полном отсутствии в законе четких требований и правил проведения торгов. Решить эту проблему предлагается за счет ограничений права на закупки у единственного поставщика, введения единых требований к участникам, составу заявок, порядку их оценки и заключению договоров. Также для большей открытости системы предлагается перевести госзакупки в электронный вид.

Между тем ведомства не только не готовы делать систему закупок более прозрачной, но и стремятся к большей секретности. В январе 2019 года желание засекречивать свои госзакупки изъявила Федеральная служба охраны. В ФСО пояснили, что это необходимо "в связи с увеличением количества угроз, в том числе террористического характера, в отношении объектов государственной охраны". Засекречивание информации о закупках "позволит обеспечить гарантированное выполнение мер по осуществлению государственной охраны", считают в спецслужбе.

А в апреле Росгвардия начала разрабатывать законопроект, предлагающий засекретить госзакупки ведомства по аналогии с закупками Минобороны, ФСБ, Службы внешней разведки и подведомственных им учреждений. Официальный представитель Росгвардии Валерий Грибакин заявил, что ведомство выполняет задачи особой важности, в том числе обеспечивает общественную безопасность и участвует в антитеррористической деятельности наряду с другими федеральными органами, поэтому не вся информация должна находиться в открытом доступе. Юрист Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Александр Помазуев считает, что желание Росгвардии засекретить госзакупки может объясняться только коррупционными мотивами.

Напомним, в августе 2018 года основатель ФБК Алексей Навальный опубликовал расследование о том, что по личному распоряжению премьера РФ Дмитрия Медведева единственным поставщиком продуктов для Росгвардии стал малоизвестный крымский мясокомбинат "Дружба народов", после чего закупочные цены на продовольствие выросли, а качество продуктов снизилось.