Новости в мире

#новости | «Это какой-то джедайский фокус» | Статьи

Биография сестер Уильямс, легенд большого тенниса, едва ли не интереснее их спортивных достижений. Одержимый собственным долгосрочным планом, отец пяти дочерей Ричард, обычный охранник с женой-медсестрой, много лет вел Винус и Серену к успеху. За эту роль у Уилла Смита есть шансы получить «Оскар», а пока он вместе с сестрами Уильямс поделился с «Известиями» впечатлениями от работы на фильме «Король Ричард», взаправдашней сказке о двух золушках и черном отце вместо феи с тыквами.

Серена и Винус, каково было увидеть себя на экране, да еще и с отцом, которого сыграл Уилл Смит?

Винус Уильямс: Мне кажется, получилось очень трогательно. Я видела трейлер, до этого, конечно, читала сценарий, и каждый раз у меня глаза наполнялись слезами. Потрясающая атмосфера была на съемочной площадке, было ощущение, что ты попала в настоящую семью. Девушки, которые нас с Сереной сыграли, Санийя и Деми, — они как настоящие мы, невероятно. Я смотрела на них и не могла поверить, что всё это происходит, хотя вообще мы же были знакомы с ними, делали интервью перед съемками, говорили обо всем на свете. Правда, в этом есть нечто сюрреалистичное. Нашу семью поняли, прочувствовали, перенесли на экран, и мы там узнаем себя. И я очень рада, что так получилось. Я даже боюсь себе представить, сколько труда было вложено в этот фильм, но понимаю, что очень, очень много.

Серена Уильямс: Действительно, «сюрреалистичное» — это очень точное слово, чтобы описать этот проект. Лучше не придумать. Я смотрела на прекрасных артистов и на тех, кто смог собрать весь этот проект. Это ведь поразительно — рассказать о пути, который прошел наш отец. Про нас-то с сестрой что рассказывать? Мы всё время были такие: ой, мы правда что-то можем? Да? Правда? Я восхищена тем, как Уилл Смит воплотил нашего отца, Ричарда Уильямса, его игра сразу поднимает фильм на совсем другой уровень — и эмоциональный, и профессиональный.

Уилл Смит в фильме «Король Ричард»

Фото: UPI

— Уилл, а вы ведь проделали большой путь, прежде чем сыграть Ричарда Уильямса?

Уилл Смит: Знаете, хочу вспомнить то знаменитое интервью, которое Винус дала, когда ей было лет тринадцать. Я его посмотрел еще тогда, двадцать с лишним лет назад. Это где она отвечает, а потом появляется Ричард и начинает наезжать на журналиста: дескать, если Винус что-то уже сказала, то и сказала, нечего ее допытывать и лезть. В общем, я смотрел это интервью, и меня поразило лицо Винус в тот момент. У нее было такое выражение, что у меня в сердце этот момент запечатлелся навсегда. Потому что именно таким я бы хотел видеть лицо своей дочери, когда прихожу я. Это интервью вообще изменило мое отношение к тому, как быть отцом. Лицо Винус было таким, как будто у нее есть личный лев. Поэтому она чувствует себя совершенно защищенно и комфортно, ведь лев не допустит, чтобы с ней случилось что-то плохое. Я навсегда запомнил это интервью и это ощущение. И когда вдруг возник шанс сыграть это, я мгновенно ухватился за него. Я хотел сыграть отца, который защищает дочерей от всего мира.

Винус Уильямс: Забавный факт, между прочим: девочек для роли тренировали те же ребята, что ходили с нами вместе когда-то в академию Рика Мэйси. Такое вот совпадение, мы все оказались связаны друг с другом. И словно бы мы все вместе тренировались и были знакомы друг с другом.

— Уилл, вы и сами отец и играли отца раньше в кино. Чем роль Ричарда принципиально отличается от всего этого?

Уилл Смит: Первым делом мне промыла мозги Винус. Мы с ней вели много бесед, но в самом начале она мне заявила, что для сестер самым большим наказанием было, когда им запрещали играть в теннис. Понимаете? Их никогда не надо было заставлять тренироваться! Когда я это услышал, у меня просто крыша поехала. Это какой-то джедайский фокус, такого ведь не бывает в жизни. Обычно родители бегают за детьми и давят на них, орут: «Давай, давай вкалывай!» То есть Ричард это тоже делал, конечно, но это он подбрасывал дрова в огонь, который и без него пылал будь здоров. У Серены и Винус было свое пламя. Я же актер, когда я решаю играть роль, это мне нужно, чтобы самому что-то понять, чему-то научиться. И вот для меня это открыло просто какое-то новое пространство, новую грань родительской идеи. Ты не направляешь куда-то своих детей, а просто объединяешься с ними, становишься союзником. Ну это же вообще меняет всё дело, полностью другая картина мира. Такая вот волшебная семья Уильямс.

Да, я согласен, там были свои правила, довольно жесткие. Но они были как бы правила свыше, потому что в центре этой семьи, всего ее уклада была вера. Они были глубоко верующими людьми, и это был некий священный совместный путь в одну сторону. И Ричард мог сказать: как отец я знаю то, чего ты пока не знаешь, так что делай, что я сказал. Ты просто пока еще слишком мала. У меня лично в семье всё было по-другому, радикально по-другому. У меня отец был военным. У меня права голоса не было, я просто рос и делал, что мне сказали. Это тоже метод воспитания, у него есть свои очевидные преимущества. Но это другой мир. «Да, сэр!», «Нет, мэм!» — другое дело.

Серена и Винус Уильямс

Фото: Global Look Press/ACE Pictures/Kristin Callahan

— Винус и Серена, вы ведь понимаете, что ваша спортивная карьера не только имела значение сама по себе, но и была символом для целого поколения? Этот фильм тоже будет символом, причем для всего мира. Чувствуете ответственность?

Винус Уильямс: Конечно! Мне бы хотелось, чтобы молодые парни и особенно девушки посмотрели этот фильм и осознали, что возможно абсолютно всё. Я всегда верила в себя и никогда не сомневалась. Чтобы не лезли мысли типа: «Это всё не для меня! Мне здесь не место, меня не примут, я не смогу». Надо просто пахать и идти к цели, которую поставил. Если у тебя есть семья, вместе вы можете достичь всего. И вот последняя идея мне нравится больше всего, так что в данном фильме для меня самое ценное то, что он о семье. Уилл правильно всё говорит: ты можешь ничего не знать о теннисе, вообще не разбираться в нем, но что такое семья, знают почти все. Так что если тебе нужно добиться чего-то большого, нужно просто собрать вокруг себя свою семью — и вперед.

Серена Уильямс: Винус так здорово говорит, что мне даже добавить нечего. Я просто хочу сказать всем: вам надо наконец-то поверить в себя. Вам доступно всё, что есть под небесами, и небеса — ваш единственный предел. Не надо бояться ставить по-настоящему большие цели.

Уилл Смит: Ну вот вам пример, далеко ходить не надо: Санийя и Деми. Этим двум девочкам пришлось за очень короткий срок научиться играть, как лучшие теннисистки мира. Я лишь отдаленно могу себе представить, каково им было. Когда мне нужно было сыграть Мухаммеда Али, я себе места не находил. Как я могу выйти на ринг вместо него? Даже профессиональные боксеры не могут двигаться как он, я-то куда лезу? То же и тут: кто из профессионалок мог бы двигаться как Винус и Серена? А теперь я вам открою один секрет. Санийя — левша! Ей мало того что надо было сыграть как Винус, ей еще надо было сыграть правой рукой. И надо было, чтобы удар был как у Винус. Она делала это, и я не мог поверить своим глазам.

И весь этот фильм был таким. Когда я прихожу на площадку, я всегда говорю себе, что я за всё в ответе. Это моя семья, моя команда, мои люди, мое место. И вот на этой площадке я наслаждался постоянно. Я просто смотрел вокруг и получал удовольствие. Например, у нас с Онжаню Эллис, которая играет жену Ричарда, была сцена на кухне, мы ее практически не репетировали до этого, и вот мы начинаем работать над ней. И Онжаню просто говорит: «Так, давай еще чуть-чуть, еще вот здесь, еще вот так». В ней было столько доверия и преданности делу, что этот день не был для меня рабочим, я его воспринимал как выходной. Я отдыхал на площадке. Я обожаю этот проект. Безумно рад, что служил ему, был частью общего, коллективного усилия по созданию этого абсолютно аутентичного мира, который вы видите на экране. Винус и Серена, я бесконечно восхищаюсь вами. Высокой честью и огромным наслаждением было помочь рассказать всему миру о вашей семье. Спасибо вам за ваше… страдание (хохочут), за вашу работу и за вдохновение, которое вы подарили всему миру.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»