Новости в мире

#новости | Развенчание «да Винчи»: как «Спаситель мира» перестал считаться работой Леонардо | Статьи

Самая дорогая картина в истории — «Спаситель мира», в 2017 году проданная за $450,3 млн как работа Леонардо до Винчи, — не принадлежит кисти легендарного итальянца. Как выяснили «Известия», сегодня ведущие эксперты и музейные специалисты сходятся в том, что атрибутировать ее гению Возрождения нельзя. Кроме того, сомнительным оказался и заявленный провенанс (история владения) работы: в коллекции короля Англии Карла I точно был не этот, а московский «Спаситель мира» — авторства Джампетрино. О том, что выяснилось спустя четыре года после завершения торгов на аукционе Christie’s, сколько на самом деле может стоить скандальная картина и есть ли в этой громкой истории «русский след», — в материале «Известий».

Десять лет со «Спасителем»

Публичная история картины «Спаситель мира» начинается в конце 2011 года, когда она была представлена на выставке «Леонардо да Винчи: живописец при миланском дворе» в Лондонской национальной галерее. Заметим, с тех пор произведение ни разу не выставлялось в музеях. Но то единственное появление, однако, произвело эффект, и вскоре «Спаситель» был за $127,5 млн куплен российским олигархом Дмитрием Рыболовлевым. А несколько лет спустя — в 2017-м — Рыболовлев решил продать его на Christie’s.

Справка «Известий»

Картина представляет собой деревянную доску (грецкий орех), на которой маслом изображен Иисус Христос. В его левой руке — хрустальная сфера, символизирующая земной шар, а правой рукой он делает благословляющий жест. Экспертизы показали, что доска была изготовлена около 1500 года. Теми же годами датируются и остатки оригинальной живописи.

По разным данным, Рыболовлев планировал выручить хотя бы $100 млн, но в итоге лот ушел за рекордные $450,3 млн (включая комиссию аукционного дома). Как позже сообщали авторитетные мировые СМИ, столь щедрым оказался наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман. Картину ждали на выставке Леонардо в Лувре в 2019 году, однако музей и владелец не смогли договориться о деталях экспонирования. Сообщалось, что принц требовал подписать «Спасителя» именно как работу Леонардо, Лувр же был согласен лишь на менее категоричную формулировку. Не помогли даже контакты на высшем уровне. В итоге парижские зрители так и не увидели эту вещь. Позже планировалось, что картина будет передана на постоянное экспонирование в Лувр Абу-Даби. Но и эти намерения пока не воплотились в жизнь.

Новую волну обсуждений картины спровоцировал выход сразу двух документальных фильмов: The Lost Leonardo («Потерянный Леонардо») и The Savior for Sale («Спаситель на продажу»). Выводы обеих лент похожи. История «Спасителя мира» имеет больше отношения к коммерции, пиару и политике, чем к художественным открытиям. И хотя однозначного вердикта авторы не выносят, предоставляя слово сторонникам разных версий, становится ясно, что за прошедшие с момента той лондонской выставки 10 лет научное сообщество всё более скептически относится к атрибуции работы. И всё смелее опровергает авторство Леонардо.

Так, в каталоге новой выставки музея Прадо Leonardo and the copy of the Mona Lisa. New approaches to the artist’s studio practices (идет до февраля 2022 года) аукционный «Спаситель мира» даже не фигурирует в виде репродукции. В статье куратора экспозиции Аны Гонсалес Мозо эта вещь отнесена к числу «приписываемых» Леонардо. По мнению специалиста, у автора «Джоконды» действительно был «Спаситель мира», но он утерян, а проданная на Christie’s вещь — одно из повторений учеников. Причем, полагает Мозо, ближе к исходному произведению другое повторение, известное как Ganay version, то есть версия из коллекции маркиза де Гане, в 1999 году проданная на Sotheby’s за $332 тыс. (на фото ниже она справа).

Вступительный текст к тому же каталогу написал Венсан Дельевен — хранитель отдела живописи Лувра, сокуратор луврской выставки Леонардо, участвовавший и в подготовке мадридской экспозиции: он не высказывает свое мнение об авторстве «Спасителя мира», однако сам факт появления его эссе в данном каталоге красноречив. Если бы Лувр придерживался принципиально иной позиции, нежели была озвучена основным автором каталога, такое соседство было бы невозможно.

На запрос «Известий» о позиции Лувра был получен ответ: «Музей не высказывается на эту тему».

Две картины, один король

Сомнительным, впрочем, оказалось не только авторство, но и провенанс. Как выяснилось, ключевой факт в истории ее владения — принадлежность королю Англии Карлу I — ничем не подтверждается. В собрании казненного монарха действительно была работа, названная в посмертной распродажной описи A peece of Christ done by Leonardo и, согласно тому же документу, проданная 23 октября 1651 года капитану Джону Стоуну за £30. Однако такие вещи помечались на обороте штампом CR (Carolus Rex) с короной над буквами. На аукционном «Спасителе мира» штамп отсутствует, зато он есть на «Спасителе» Джампетрино, хранящемся в Москве, в ГМИИ имени Пушкина (на фото ниже представлен образец штампа из Royal Collection Trust — организации, управляющей королевской коллекцией Великобритании, — и фотография тыльной стороны картины Пушкинского музея).

Джампетрино — ученик и последователь Леонардо. И нет ничего удивительного, что его работа долгое время, вплоть до XX века, приписывалась да Винчи — для леонардесков это довольно частая история.

На сайте Royal Collection Trust это произведение охарактеризовано следующим образом: Salvator Mundi by Giampietrino, a follower of Leonardo, in the Pushkin State Museum, Moscow, with a CR brand should be identified with either this record or Sale WS 263, no. 123 («Спаситель мира» Джампетрино, последователя Леонардо, в Пушкинском музее, Москва, с печатью CR должен быть соотнесен либо с этой, либо с другой записью — продажа WS 263, no. 123).

Под WS 263, no. 123 подразумевается еще одна запись с распродажи: (And Leonardo Da Vinci) A Lord's figure, in half. То есть картина с возможным участием да Винчи, на которой Господь изображен наполовину. Теоретически еще один «Спаситель мира» мог быть этой работой. И за данный факт осторожные англичане ухватились, видимо, не желая дискредитировать собственную Национальную галерею и известных экспертов, участвовавших во всей этой операции. После аукциона на сайте Royal Collection Trust появилась фраза, размещенная под упоминанием произведения Джампетрино:

The Salvator Mundi sold as Leonardo at Christie's Post-War and Contemporary Sale 15th November 2017, lot 9B may also be identified with one of the records («Спаситель мира», проданный как Леонардо на аукционе послевоенного и современного искусства Christie's 15 ноября 2017 года, лот 9B, может быть также идентифицирован с одной из этих записей).

В формулировке, однако, ключевое слово — may (может), тогда как в отношении Джампетрино использован глагол should (должен). Таким образом, московский «Спаситель мира» точно относится к коллекции короля, и это подтверждает Royal Collection Trust, а аукционный «Спаситель мира» только может быть оттуда (а может, в коллекции была и какая-то другая вещь). Обратим внимание также на фразу sold as Leonardo, то есть не Леонардо, а проданный как Леонардо.

Любопытная деталь: в 1651 году вторая королевская картина была продана за £80 — более чем вдвое дороже, чем первая. Разницу в цене можно было бы объяснить существенными отличиями по размеру (увы, в описи они не указаны). Но габариты московского и аукционного «Спасителей» очень близки. Следовательно, скорее всего, за £30 был продан Джампетрино, а за 80 — какая-то более крупная вещь, нам не известная. Допустимо и другое предположение: Джампетрино ушел за £80, а в £30 оценили куда более компактную вещь настоящего Леонардо — ту самую, которая стала прообразом всех вышеупомянутых «Спасителей». Здесь стоит напомнить, что в коллекции Карла I был, например, «Иоанн Креститель», ныне хранящийся в Лувре и, без сомнений, атрибутируемый Леонардо.

Но вернемся к «Спасителю», проданному в 2017-м. Все остальные пункты истории владения им вплоть до XVIII века Christie’s указывает с пометкой probably (возможно). И только информация про короля подается с уверенностью — эксперты аукционного дома связывают лот именно с картиной, проданной в 1651 году за £30. Хотя, как мы видим, даже Royal Collection Trust как минимум сомневается в принадлежности картины Карлу I. Но если бы слово probably стояло и в строке про короля, провенанс выглядел бы совсем неубедительно. Ведь probably в данном случае означает отсутствие каких-либо доказательств.

Компания Christie’s получила запрос «Известий», но не смогла предоставить комментарий в указанный срок.

Музею работа не нужна

Главный научный сотрудник и хранитель итальянской живописи ГМИИ имени Пушкина Виктория Маркова уверена: если бы она заранее написала в Christie’s о том, что картина с королевским штампом находится в Москве, «Спасителя мира» могли снять с торгов.

— Я этого не сделала, потому что не знала, что они спекулируют на нашем штампе. Но, конечно, мое письмо в аукционном доме не оставили бы без внимания. Возможно, они не так заинтересованы в объективной информации, но им точно не нужны неприятности, — поделилась Виктория Маркова с «Известиями».

А о самом произведении, приписываемом Леонардо, хранитель ГМИИ знала задолго до аукциона. В ноябре 2010 года ее позвала к себе в кабинет директор Пушкинского музея Ирина Антонова, сообщила, что предлагают купить Леонардо, и предложила внимательно изучить две папки с документами на картину. Ознакомившись с ними, Виктория Маркова сказала, что эта картина не является работой Леонардо и музею не нужна.

— Известно, что Леонардо написал одну картину этого иконографического типа. Но мы о ней ничего не знаем. И нет никаких доказательств, никаких аргументов в пользу того, что нам предлагали ту самую картину. Картина в такой плохой сохранности, что говорить о ней как о произведении искусства нельзя. От подлинной живописи там почти ничего не осталось. Только половина правой кисти Христа. Возможно, эта кисть — действительно работа мастерской Леонардо. Но если кто-то будет приписывать ее самому да Винчи — это спекуляция, — объяснила «Известиям» свое решение Виктория Маркова.

Позже, общаясь с хранителем итальянской живописи Эрмитажа Татьяной Кустодиевой, Маркова узнала, что им тоже предлагали купить работу. Но и Петербург не заинтересовался.

— Татьяна Кирилловна считала, что это работа мастерской Леонардо. Я даже в этом сомневаюсь. То есть я бы написала «Мастерская Леонардо да Винчи (?)». Татьяна Кирилловна, возможно, указала бы ее без вопросительного знака, — сообщила Маркова.

«Известия» направили запрос в Эрмитаж с просьбой уточнить обстоятельства тех событий. В ответ директор Михаил Пиотровский передал фрагмент из своей (в соавторстве с Джеральдин Норман) еще не вышедшей англоязычной книги об Эрмитаже. Приводим его целиком в русском переводе.

Здание ГМИИ им. Пушкина

Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

«В Эрмитаж обратились в сентябре 2010 года. Майкл Франсес, лондонский дилер, специализирующийся на восточных тканях и выступающий в качестве агента консорциума (американских арт-дилеров, владевших картиной. — «Известия»), прибыл в Санкт-Петербург, и был организован официальный просмотр. У него была с собой очень точная фотография картины, которую он поставил на мольберт в кабинете директора. У него также были копии отчета о реставрации и массивный фолиант с информацией о бэкграунде картины и других сопутствующих вопросах. Специалисты из отдела живописи собрались в офисе, и Франсес рассказал историю картины. Он пригласил одного или нескольких человек приехать в Лондон, чтобы посмотреть саму картину.

Он, конечно, надеялся, что вызовет энтузиазм сотрудников музея, которые убедят какого-нибудь российского олигарха купить картину и передать ее Эрмитажу во владение или в аренду. Франсес был разочарован. Мнение сотрудников, которых собрал Пиотровский, состояло в том, что Эрмитажу картина не нужна. В музее уже имелся очень хороший и очень похожий Salvator Mundi Тициана».

Добавим, что последняя фраза этого рассказа явно призвана «подсластить пилюлю». На самом деле, конечно, ни один музей никогда бы не отказался от картины Леонардо, сколько бы аналогичных произведений других художников у него ни было. А найти деньги в таком случае действительно было бы вполне реальной задачей. Богатый человек мог бы купить картину и передать ее на длительный срок музею. Для него эта сделка стала бы идеальной инвестицией, ведь выстави Эрмитаж или иной музей аналогичного уровня картину как работу Леонардо, ее цена сразу вырастет многократно.

Эрмитаж и ГМИИ были далеко не единственными музеями, которым предлагали купить работу. Владельцы торговали ею четыре года, в том числе и в США, где традиции меценатства особенно развиты. Покупателей среди художественных институций не нашлось.

— Эксперты и коллекционеры испытывали сомнения в авторстве работы и в ее истории. Откуда она появилась, как дошла до нас… К тому же она была в не очень хорошей сохранности, что заставило ее реставрировать. Всё это сильно усложняет процесс верификации, и в результате от «Спасителя мира» отказались практически повсеместно, — рассказал «Известиям» Антуан Виткин, режиссер фильма Savior for the Sale.

«Это огромная мировая афера», — резюмирует Виктория Маркова. В искренность экспертов, подтвердивших авторство Леонардо, она не верит. Судя по всему, такая позиция в музейном сообществе сейчас доминирует. Неудивительно, что новый владелец решил пока спрятать скандальное произведение, не привлекать к нему внимание. А сколько продлится эта пауза — можно только предполагать.

— Может быть, когда через некоторое время полемика утихнет и страсти улягутся, демонстрация картины станет возможной, но не сейчас, — рассуждает Антуан Виткин. — Лувр, напомню, уже отказался выставлять эту работу у себя. С другой стороны, мне кажется вполне вероятным, что картина всплывет в каком-нибудь из новых музеев в регионе Аравийского залива.

На сегодняшний день точное местоположение «Спасителя мира» неизвестно. Загадочная история загадочной картины завершается загадкой. Хотя, возможно, это еще не конец.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»