Новости в мире

#новости | Вечный джентльмен: как Колин Ферт заставляет сопереживать, оставаясь невозмутимым

10 сентября Колин Ферт отмечает 60-летие. На экране он практически всегда олицетворяет статное достоинство и безупречные манеры, подобающие английскому аристократу. Долгое время общественность видела в нем в первую очередь элегантного героя-любовника, хотя его диапазон предполагал намного большее. Несмотря на почтенный возраст, Ферт до сих пор органичен в романтическом амплуа — просто теперь ни у кого нет сомнений, что в серьезных ролях и даже в очумелых боевиках он не менее изыскан.

Колин Ферт

© Alessandra Benedetti — Corbis/Corbis via Getty Images

Даже к славе он шел плавно и без унизительной суеты. Строго говоря, не больно-то он ее и хотел — и отчасти даже побаивался. Конечно, признание публики было ему приятно. С другой стороны, церемонно выбрасывать из кустов под домом шебуршащих папарацци не доставляло ему такого же удовольствия. Ферт хотел бы, чтобы его воспринимали как футбольную команду второго дивизиона, за которую болеют от сердца, но без массовой истерии. Долгое время ему удавалось поддерживать этот деликатный баланс и жить нормальной жизнью. Однако десять лет назад он «опрометчиво» сыграл монарха в биографической драме «Король говорит!», получил «Оскара» и попрощался с покоем, став суперзвездой.

Узник мокрой рубашки

До 50 лет Ферту нередко приходилось бороться с заезженным восприятием себя в глазах зрителей и киноиндустрии. В 1989 году он сыграл главную роль в исторической драме «Вальмон», однако все лавры достались вышедшим годом ранее «Опасным связям» — другой экранизации того же самого романа Шодерло де Лакло. Первой поворотной точкой в фильмографии Колина стал мини-сериал «Гордость и предубеждение» (1995).

Актер терзался сомнениями, стоит ли ему браться за столь неприятного персонажа, как мистер Дарси, — разве может такой тип хоть кому-то понравиться? На тот момент наивный Ферт еще не читал Джейн Остин и даже не подозревал, что именно о подобном типаже и мечтают многие женщины. В итоге он рассудил, что хотя бы хорошо развлечется и насладится свободой, примеряя на себя образ столь надменного героя. Все пошло не по плану — у девушек всего мира появился новый кумир.

Особенно роковой оказалась сцена, которой даже не было в книге. Образ выходящего из озера Ферта во влажной рубашке навсегда отпечатался в коллективном бессознательном представительниц прекрасного пола. В 2013 году в Лайм-парке в Англии даже установили статую из стеклопластика высотой 3,5 метра, которая увековечила мокрого Колина. Долгое время эта роль не выпускала Ферта из своей тени, перекрывая все его достижения.

С тех пор актер предусмотрительно бежал от Джейн Остин как от огня и старался уклоняться от схожих предложений. Однако, несмотря на все усилия, он стал постоянным гостем в исторических мелодрамах («Английский пациент», «Влюбленный Шекспир», «Как важно быть серьезным») и в романтических комедиях («Дневник Бриджит Джонс», «Реальная любовь»), где требовалась его мужская импозантность. К слову, «Дневник Бриджит Джонс» тоже был своего рода подмигиванием его сложившемуся к тому времени амплуа — книга-первоисточник просто перекладывала сюжет «Гордости и предубеждения» на современный лад. Даже его героя вновь звали Дарси. Как и в прошлый раз, его популярность вновь подскочила.

Однако за пределами амурных картин потенциал актера оставался нераскрыт. У него складывалась хорошая карьера, но от сковывающих стереотипов она избавилась лишь десять лет назад.

Когда устал заниматься любовью, а не войной

Вырваться из плена ромкомов Ферту помогли две знаковые роли: в «Одиноком мужчине» (2009) и в «Король говорит!» (2010). В первом случае он сыграл профессора-гомосексуалиста, который узнает о смерти своего партнера и должен за день привести в порядок дела, прежде чем покончить с собой. Во втором он предстал в качестве короля Георга VI, страдающего от заикания. Обе партии принесли ему номинации на «Оскар» за лучшую мужскую роль, а образ монарха с дефектами речи — еще и победу в этой категории.

Ферт всегда сторонился крупных студийных проектов, хотя иногда и затесывался в помпезные зрительные постановки вроде мюзикла Mamma MIA!, где он пел без особого энтузиазма. Однако режиссеру Мэттью Вону, брату по разуму Гая Ричи, удалось вывести утонченного актера из зоны комфорта. Он уговорил Колина засветиться в шпионском блокбастере по комиксам «Kingsman: Секретная служба» (2015) и стать звездой боевика. Аргументация была простая: постановщик звал Ферта не потому, что он лучше всех подходил на роль, а потому, что он последний человек на свете, от которого ожидают подобного.

В результате заслуженный герой-любовник превратился на экране в настоящую машину смерти, при виде которой даже Джеймс Бонд нервно поперхнется мартини. Потасовка, где джентльмен Колин устраивает рукопашный геноцид в церкви, смело претендует на звание лучшей экшен-сцены в истории. Шесть месяцев тренировок окупились сполна, хотя поначалу изнеженный слащавыми ромкомами актер чуть ли не падал в обморок после пары приседаний.

С тех пор Ферт свободен ото всех цепей и волен выражать себя во всех жанрах, как ему заблагорассудится.

Самурайское хладнокровие перед камерой

Колин не из тех исполнителей, что будут неистово рвать на себе волосы, размахивать руками и брызгать слюной, выворачивая себя наизнанку. Для него характерна сдержанная и минималистичная манера, которая передает состояния персонажа через более тонкие нюансы.

Ярче всего это проявилось в «Одиноком мужчине». Ферт колебался, соглашаться ли ему на участие в проекте режиссера-дебютанта Тома Форда, известного в мире моды кутюрье. Определиться актеру помогла его любимая цитата, которую он приписывает джазовому трубачу Майлзу Дэвису: «Не играйте, что вы знаете, — играйте, что не знаете». Колин изобразил боль утраты без избыточной мелодрамы, удерживая зрительское внимание в течение 101 минуты своими внутренними переживаниями.

По сути, отсутствие экспрессии у героя становилось его щитом от непоправимой реальности. Привычка безупречно одеваться тоже являлась частью этой брони, создавая иллюзию нормальности и порядка. Том Форд верил в выразительные способности спокойной и стоической мимики. Он не грузил свою звезду инструкциями и установками, в результате чего Ферт получил редкую для актера свободу.

Правильный выбор гардероба играет важную роль в раскрытии образа, и в «Одиноком мужчине» большие очки героя фокусировали на себе внимание и правдоподобно передавали его тревогу. Что уж говорить про мокрую рубашку из «Гордости и предубеждения», которая дала Колину дорогу в жизнь. Можно сказать, он вышел из нее практически как русские писатели из гоголевской «Шинели».

Ферт вдумчиво подходит к своим партиям и готовится к ним на грани зубрежки. Актер столь усердно изучал творчество Яна Вермеера, которого он играл в «Девушке с жемчужной сережкой» (2003), что Скарлетт Йоханссон пошутила: «Колин, наверное, думает, что сам нарисовал все эти картины».

Ферт считает, что задача лицедея — повышать ставки для персонажа и создавать для него сложности, пропуская через себя постыдные эмоции вроде злости, стыда, слабости и паранойи. Конечно, он не может взять проблемы из ниоткуда, если их нет в сценарии. Тем не менее одна и та же сцена допускает совершенно разные обыгрывания. Например, его мистер Дарси практически ничего не делал в кадре, но Ферт не показывал его пофигистом. Вместо этого он заставлял героя сражаться с внутренними противоречивыми импульсами. В каких-то сценах он хотел уйти, но не мог; ругался с Элизабет Беннет, но при этом вожделел ее. Через разжигание внутренней борьбы в персонаже в кадре нарастало напряжение.

В школе драмы Колина учили никогда не играть эмоции. Их можно искать внутри себя и испытывать, но в кадре надо реагировать на действия, а не изображать чувства. Для Ферта важнее добраться до правды переживания, нежели идеально что-то сымитировать. Даже играя историческую фигуру, как в фильме «Король говорит!», он подходил к работе креативно. Как следствие, актер не стремился звучать как Георг VI, но пытался прочувствовать его тревоги.

Обычно лицедеям приходится оттачивать акценты и речь до совершенства. «Король говорит!» поставил перед Фертом прямо противоположную нетривиальную задачу: разучиться разборчиво говорить и начать правдоподобно запинаться. Колин не просто играл заминки — его персонаж изо всех сил старался их избегать и спешил к концу предложения. Заикание годами использовалось в комедиях как повод для шуточек, но в действительности люди, неспособные внятно изъясняться, живут под большим психологическим давлением.

Роль не далась Ферту легко. От перевоплощения в заикающегося человека, который пытается этого не делать, актера мучили головные боли и даже немела левая рука. Привычка запинаться просочилась со съемочной площадки в реальную жизнь — правда с завершением работы над фильмом состояние Колина пришло в норму.

Кстати, изначально партия Георга VI писалась под Пола Беттани, но тот на свое горе отказался. Ферт удачно вышел со скамейки запасных и урвал все возможные награды.

Несмотря на приближение к пенсионному возрасту, кажется, что в карьере Колина самое интересное только начинается.

Что смотреть с Колином Фертом

«Гордость и предубеждение» (мини-сериал, 1995)

«Одинокий мужчина» (2009)

«Король говорит!» (2010)

«Kingsman: Секретная служба» (2015)

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»