Новости в мире

#новости | Возражение вулкану: о чем снимают будущие лидеры кино | Статьи

Кометы на Корсике и Одиссей XX века. Путешествия по подсознанию и магия «прошлых мест». А еще электронный шум, аритмичный бит и флешбэки, то похожие на зернистую пленку, то утопленные в цифровом мареве. Всё это можно увидеть и услышать на Международном фестивале дебютного кино в Новой Голландии, который проходит в Санкт-Петербурге. В программе — первые и вторые фильмы режиссеров из 15 стран. «Известия» выбрали самые интересные из них.

«Кометы — лето на Корсике»

Признание в любви месту, в котором режиссер Паскаль Таньяти родился и вырос. Фильм, где ощущается легкость, спонтанность и импровизация. Наряду с профессиональными актерами режиссер задействует местных жителей, и это придает портрету корсиканской деревни обаяние достоверности.

При чем здесь кометы? А при том, что траектории героев картины — разнонаправленные, как разрезающие небо небесные светила, они ничего не иллюстрируют и складываются в собственную сложную картину. Долгие статичные кадры вопреки ожиданию не утомляют, и как будто бессюжетный, сотканный из обрывков фраз и диалогов фильм в итоге складывается в логичное повествование.

Картина удостоена специального приза жюри на Роттердамском кинофестивале.

«Из самых недр»

Документальное эссе Ферна Силвы рассказывает об истории Гавайских островов. И делает это удивительно красиво. Максимально возможное через экран погружение в извергающуюся вулканом Килауэла магму — так, что жидкий бурлящий огонь начинает казаться «компьютерным»; вылезающие из воды стволы деревьев; движущаяся карта звездного неба — глаз гарантированно остановится на этом совсем не суетном калейдоскопе.

Прибавьте к картинке агрессивный электронный шум, перетекающий в аритмичный бит — и станет понятно, что происходящее на экране будет мутировать и менять ракурсы до самых финальных титров. При этом «Из самых недр» заявлена как докуэссе, а значит, здесь звучат голоса ученых и активистов, которые органично дополняют и без того гибридный формат картины.

«Ильязд»

Кинобиография режиссера Станислава Дорошенкова и одновременно мифологического поэта, родившегося в 1884 году в Тифлисе и умершего в 1975-м в Париже. Миру он известен как Ильязд, один из основоположников и теоретиков культурного течения дада.

Герой, эксцентричный Илья, движется по следам поэта, а тот ни больше ни меньше — Одиссей XX века, чьи странствия охватывают Москву, Стамбул, Берлин, Тифлис, Марсель и Париж, а художественные интересы — археологию, моду, фотографию, книгоиздание, абсурдистскую поэзию, альпинизм. Таким же лабиринтом предстает и структура фильма, где биографии писателя и режиссера переплетаются. Оба живут во Франции и хотят вернуться домой, но почему-то не могут этого сделать.

«Сент-Анн»

Будто в пандам «Ильязду» фильм о том, как непросто бывает вновь прильнуть к родному очагу. Точь-в-точь по Геннадию Шпаликову: «По несчастью или счастью, истина проста: / Никогда не возвращайся в прежние места./ Даже если пепелище выглядит вполне, / Не найти того, что ищем, ни тебе, ни мне».

Рене, героиня фильма канадки Рейне Верметт, появляется в родной деревне Сент-Анн после долгого отсутствия. Брат с женой воспитывают ее дочь и холодно встречают блудную мать. Взаимное напряжение растет, хотя ключевые сцены и разговоры часто остаются за кадром — мы их слышим, но не видим. Еще одна особенность фильма — съемки в реальном времени: мерцающее пленочное изображение фиксирует метаморфозы природы целых девять месяцев — весь съемочный период.

«Пятна»

Вновь история возвращения, но не сей раз герой не лузер, а благополучный режиссер. И надо полагать, в фильме Марви Герима много автобиографических мотивов. Уроженец Вашингтона Джей выучился в Калифорнии и возвращается в родной афроамериканский квартал снимать фильм про его жителей. Но улицы, на которых он рос, не узнать, а старые знакомые частью уехали, частью сели в тюрьму. Вместо них — множество новых белых лиц.

Как воскресить магию мест, переставших быть родными? В ход идут флешбэки, то похожие на зернистую пленку, то утопленные в цифровом мареве. Любопытно также следить за игрой непрофессиональных актеров, приятелей режиссера. Они, как водится, вносят в картину особую энергию. Им не всегда сочувствуешь, но автору этого и не надо.

На фестивале Slamdance картина получила приз зрительских симпатий как лучший игровой фильм, а исполнитель главной роли Обинна Нвачукву был удостоен награды как лучший актер.

«Что мы видим, когда смотрим на небо?»

Фильм Александра Коберидзе соединяет в себе два повествования — о летнем Кутаиси и молодой паре, попавшей в мистическую ситуацию. Едва встретив своего суженого, футболиста Георгия, и даже не узнав его имени, юная аптекарша по имени Лиза получает послание от четырех городских духов: саженца, камеры наблюдения, водосточного желоба и ветра — все предупреждают о сглазе. На следующее утро герои просыпаются в новых телах, потеряв все свои знания: он — о футболе, она — о медицине. И в то же время оказываются героями документального фильма.

Картина удостоена приза ФИПРЕССИ на 71-м Берлинале.

«Файя Дайи»

Черно-белая докудрама эфиопского режиссера Джессики Бешир рассказывает о причудах подсознания. Герои — сборщики ката, растения, обладающего успокаивающим и расслабляющим воздействием. Оно используется в медицине, и его жуют суфийские имамы, погружаясь в медитативные состояния. Фильм, смотрящийся как сплошная медитация, завораживает ветром в густой зелени, ночным костром под народный напев и движением рабочих рук, обрывающих листья с веток. Повествование отрывочно: человеческие судьбы не будут рассказаны до конца, и сама картина оборвется так же непредсказуемо, как медитация.

Фильм получил Гран-при и приз ФИПРЕССИ на фестивале Visions du Réel в Ньоне.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»